Относятся к государству как к погоде на Урале: глава «Социума» — о сюрпризах последних соцопросов россиян

Относятся к государству как к погоде на Урале: глава «Социума» - о сюрпризах последних соцопросов россиян

Ученые из Института социологии РАН (ФНИСЦ РАН) также, как и ВЦИОМ, замеряют отношение общества в России к актуальным событиям. Два их недавних исследования о том, чьи интересы защищает российское государство и как аудитория ТВ и интернета оценивает ситуацию и перспективы РФ, показали нестандартные для наблюдателей результаты. ЕАН поговорил с социологом, главой агентства «Фонд “Социум”» Александром Долгановым о том, насколько неожиданные данные собрали исследователи.

В школе граждане читали «Государство и революцию» Ленина

В первом исследовании (график) россиян спросили: «Чьи интересы, по Вашему мнению, выражает и защищает сегодня российское государство?». Среди вариантов ответа значились «Бедные», «Средние», «Богатые слои», «Все граждане России» и «Государственная бюрократия». Информация в таблице приводится за 2021 год.

Большинство респондентов сообщило: российское государство отстаивает интересы богатых и бюрократии — 90,8 %. За вариант «Все граждане страны» — 15,6 %. Суммарно за бедных, средних и все слои населения высказались всего 30,1 %. (Можно было выбрать несколько вариантов, поэтому итоговая сумма ответов больше 100 %.)

В начале июля таблицу из соцопроса опубликовали в telegram-канале «Толкователь». Автор нашел результаты исследования «поразительными». Он обратил внимание на взаимосвязь между отношением населения к государству и политической ситуацией внутри страны.

Александр Долганов отмечает, что, согласно данным этого и других социологических исследований, в России примерно четверть взрослого населения скорее верит государству, поддерживает его на выборах и согласно с ним в большинстве вопросов. Значительная часть из них — это государственные служащие, пенсионеры и бюджетники. Они зависят от государства, поэтому правомерно считают, что «государство отражает и защищает их интересы».

«В одной из самых известных работ Владимира Ленина “Государство и революция” (а ее изучали буквально все живущие в нашей стране люди, рожденные в 60-е годы и раньше) есть классическое определение государства как специального механизма, созданного правящим классом для того, чтобы защищать свои интересы и держать в подчинении и угнетении эксплуатируемые классы. Наше вполне себе капиталистическое государство очень не любит подобных определений, усиленно и довольно успешно внедряет людям мысль, что оно — это мы все, что страна, народ и государство — это одно и то же. Поэтому — да, часть “средних и бедных” думают, что последнее существует для них и отстаивает в том числе их интересы», — комментирует результаты исследования эксперт.



По словам социолога, нынешняя Россия отличается особенно большой (даже по меркам развитых капиталистических стран) степенью дифференциации общественных богатств. Это состояние, когда их наибольшая концентрация приходится на условный 1 % населения. «Наше государство в духе ленинских заветов концентрирует политическую власть и реализует ее в интересах этого очень небольшого, но супербогатого класса, и большинство опрошенных это так или иначе считывает. Поэтому 91 % и выбирает ответ, что государство отражает и защищает интересы богатых и государственной бюрократии», — считает Долганов.

«Такое состояние сохраняется потому, что российское государство довольно эффективно справляется с защитой интересов своих и своего класса. Ничего “поразительного” в этом нет – режимы, опирающиеся на приток внешних денег от продажи ресурсов, вообще считаются довольно устойчивыми. Им хватает средств на репрессивный аппарат и отчасти на “подкормку” населения. Так что дело тут не в какой-то особенной терпеливости русского народа. Остается открытым вопрос, сумеет ли российское государство и дальше с этим справляться, переживет ли исторические катаклизмы, свидетелями которых мы с вами являемся», — рассказал эксперт.

Социолога не удивляют результаты опросов: «Общество живет в ощущении, что страна, народ, к которым я принадлежу, государство — это мое внешнее выражение и по-другому быть не может. Когда человека спрашивают об одобрении деятельности президента, он говорит не столько о конкретной личности президента, сколько как о символе. Например, «Чувствуете ли Вы флаг, герб своей страны своими»? Да, конечно. Президент тоже есть некий государственный атрибут. Ведь он президент моего государства, как я могу быть в каком-то критическом к нему отношении, ведь это я сам отчасти, меня так воспитали. Восемьдесят процентов говорят о своем доверии президенту, потому что это констатация того факта, что человек считает себя нормальным подданным своего государства».

Подобное состояние эксперт сравнивает с погодными условиями на Урале: погода здесь нам скорее не нравится, чем нравится, однако мы находим аргументы для того, чтобы оставаться здесь и не переезжать в более приятные места, адаптироваться к местному климату и даже получать удовольствие.

Отношение населения к государству сложное по той причине, что власть по своему содержанию выражает интересы бюрократии. Стоит отметить, что это не какое-то исключение из правил. Подобные взаимоотношения общества и власти характерны вообще для всех капиталистических стран.

В тех же США, Германии или Франции отношение к государству кардинально ничем не отличается. Рядовой гражданин чувствует, что его возможности повлиять на систему довольно ограничены. Но там есть традиции солидарности и более или менее действенные способы того, как заставить систему обратить внимание на гражданские интересы. Так, «желтые жилеты» во Франции не призывали к революции, чтобы снести республику. Они, как правило, выдвигали конкретные требования, чтобы государство начало защищать их интересы в отдельных сферах больше, чем делало до того.

Взаимоотношения общества и государства объективно противоречивы. Но в ходе разрешения противоречий удовлетворяются интересы обеих сторон. При работе над проблемными точками общества государство не разваливается, оно продолжает выполнять свои управленческие функции.

Однако если власть отказывается разбираться с противоречиями, общество в демократических странах всегда может привести к власти через выборы других людей с другими принципами, лозунгами и программой. Редко это происходит в точности так, как хотелось бы одной из сторон, но это нормальный политический процесс, который рано или поздно приводит к видимым изменениям.

В России общество отстранено от политики. Поэтому граждане ищут способы реализоваться в других сферах. Вместе с тем общество теряет интерес к сфере политики и уважение к ее представителям.

«Я, когда провожу фокус-группы, задаю вопросы про выборы, про взаимодействие с кандидатами. Респонденты мне рассказывают о своих проблемах. Спрашиваю: вот предстоят выборы, обращаются ли они к кандидатам со своими проблемами? Есть, конечно, люди, которые существующими инструментами пользуются, например, ходят на приемы к депутатам. Но их меньшинство, а большинство машет рукой, говорит, что им эта политика неинтересна, заниматься ею не хотят. Предлагаю сравнивать предложения разных политиков, но заканчивается это тем, что респонденты говорят: все они, депутаты… И там в зависимости от воспитания: кто-то матом, кто-то чуть более приличными словами», — поделился социолог.

По словам эксперта, в действительности у ведущих государственных деятелей не настолько высокие рейтинги, как принято думать. Не так давно СМИ обсуждали, что ВЦИОМ в публикациях опросов о доверии политикам использует практику «закрытых» вопросов. Это когда социологи спрашивают, «доверяете ли вы Иванову, Петрову, Сидорову».

Примерно 80 % при ответе на такой вопрос сообщают, что доверяют Путину потому, что для 4/5 населения он – «мой президент», символ «своего» государства, с которым люди себя ассоциируют. Колебания этого показателя специалистами активно обсуждаются, даже когда происходит снижение и рост на 2%.

Но если вопрос задается в открытом виде, когда респонденту надо вспомнить имя политика, которому он доверяет, – фамилия «Путин» упоминается только в 30-38 % случаев. Из других относительно часто называемых фамилий обычно звучат Шойгу и Лавров — но их вспоминают обычно не более 6-7 % ответивших. Прочих деятелей называют и того реже. Для сравнения, согласно последним замерам ВЦИОМ от 15 июля, о доверии Владимиру Путину сообщили 81,5 % населения. В опросе «Левада-Центра»* о доверии Путину, Шойгу и Лаврову в мае сказали 43 %, 16 % и 15 % соответственно.

Понятно, что для ВЦИОМа публиковать показатели «рейтинга президента» в 80 % или в 30 % – «две большие разницы». Как «простым» читателям, так и «самым главным» читателям этих публикаций довольно сложно объяснить, что это два совершенно разных рейтинга.

«И на основании этих цифр говорить о том, что имеет место высокий уровень поддержки наших государственных деятелей, я бы не решился», — заключил эксперт.

Оптимисты, пессимисты и алармисты. В каких информационных пузырях они живут?

Относятся к государству как к погоде на Урале: глава «Социума» - о сюрпризах последних соцопросов россиян

Второе исследование (таблица) содержало сразу два вопроса: респондентов спросили, как они относятся к внутриполитической ситуации в России и как оценивают перспективы развития этой ситуации. Аудиторию разбили на три категории: 1) тех, кто получает информацию через каналы центрального телевидения, 2) тех, кто использует интернет-СМИ, и 3) тех, кто узнает новости главным образом из соцсетей.

Существует распространенное мнение, что в среднем аудитория ТВ относится к государственным институтам менее критично, чем пользователи интернета.

Однако, согласно данным опроса, доли «оптимистов», «пессимистов» и «алармистов» для всех трех аудиторий примерно совпадают, отличаясь на небольшой процент. Позиции «Ситуация напряженная, кризисная» и «Страну ждут трудные времена» в первом и втором вопросе превалируют — 51 % и 46 % от общего числа опрошенных. 

В первом случае пользователи соцсетей и интернет-СМИ назвали происходящее кризисом в 54 % случаев, а аудитория телевидения — в 49 %. Трудный период ожидают 50 % читателей интернет-изданий, 48 % соцсетей и 44 % ТВ.

В пользу того, что ситуация «Нормальная», а «Страна будет развиваться успешно», ответили 31 % и 13 % опрошенных соответственно. За «Катастрофу» выступили 9 % респондентов. О том, что в будущем ничего принципиально не поменяется, заявили 33 % опрошенных.

«Активная вовлеченность в социальные медиа и регулярный доступ к новостному контенту социальных сетей и интернета в России не выливается в резко критические оценки актуальной повестки. Респонденты, получающие информацию из социальных сетей и интернета, не отличаются от своих сограждан, черпающих информацию из телепередач, радикальностью оценок о ситуации в стране», — пишет автор исследования, кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник ФНИСЦ РАН Раиса Бараш.

Сравнение аудитории ТВ и «интернета» предполагает разделение людей по предпочитаемому способу получения информации. Но не по ее содержанию. Если еще не так давно информация «из телевизора» и информация «из интернета» принципиально различалась по контенту, то теперь это не так. В «телевизоре» все осталось как было, присутствует лишь одна официальная точка зрения. Но в интернете находится любая информация, в том числе и та же официальная пропаганда, которой заполнен телеэфир.

Сейчас интернетом пользуются абсолютно разные с точки зрения потребляемого контента аудитории, люди различных политических взглядов, «жители» своих «информационных пузырей». Одни любят Соловьева и Симоньян, другие — Платошкина и Стрелкова, третьи — Шульман** (признана в РФ иноагентом) и Пивоварова*** (признан в РФ иноагентом). Аудитория интернет-пользователей отличается пока от аудитории ТВ тем, что в среднем это более образованные, молодые и продвинутые в технологическом отношении люди, но и эти отличия постепенно стираются.



Но следует обратить внимание, что, по приведенным данным, аудитории интернета и ТВ все-таки отличаются, пусть и незначительно. Например, «оптимистов» несколько больше среди потребителей телевизионного контента: 34 % сторонников «нормальной ситуации» у ТВ против 30 % для интернет-аудитории и 15 % прогнозирующих «успешное развитие» среди телезрителей против 12 % и 13 % читателей интернет-СМИ и групп в социальных сетях.

Александр Долганов считает, что показатели ответов на вопросы о том, как оценивается ситуация в стране сейчас и как она будет развиваться в ближайшем будущем, у ТВ-аудитории и у интернет-пользователей близки потому, что на этот вопрос люди отвечают, в большей степени опираясь на собственный опыт, личные впечатления от значимых жизненных обстоятельств, чем на точку зрения источников информации, которые вызывают доверие.

«Если вопрос о перспективах страны, различия мы видим. Интернет-аудитория немного чаще склонна видеть в будущем трудные времена, чем аудитория ТВ, которым говорят, что все хорошо. Но все равно в данном случае на ответы больше влияет не то, что люди слышат, а то, что они сами подмечают. Они отвечают, отталкиваясь от своего реального материального положения, других, наглядно ощутимых социальных обстоятельств. И поэтому позиции аудиторий не слишком отличаются», — резюмирует социолог Долганов.

*АНО «Левада-Центр» внесен в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

**Екатерина Шульман — признана в России иностранным агентом.

***Алексей Пивоваров — признан в России иностранным агентом.

Ekaburger

Все последние новости Екатеринбурга и Свердловской области сегодня: события, сводки происшествий, криминал, культура и образование, а также новости спорта и молодёжной политики. Читайте самые свежие и актуальные новости на ekburgnews.ru.

Читайте также:

© 2023. Новости Екатеринбурга - хроника городских событий. Общество, политика, происшествия, культура, спорт, образование - рубрики раздела Новости. Интервью с известными жителями города. Комментарии и мнения. Сообщения пресс-служб, органов власти и организаций столицы Урала.