«Задача прессы — консолидация общества»: глава «Октагона» раскрыл, как его уголовное дело изменит работу издания. Интервью ЕАН

«Задача прессы - консолидация общества»: глава «Октагона» раскрыл, как его уголовное дело изменит работу издания. Интервью ЕАН

«Октагон.Медиа» называют самым загадочным СМИ Свердловской области. Неожиданно появившись в 2020-м, издание всего за четыре года успело разрастись далеко за пределы Урала, радикально поэкспериментировать с форматом и обрасти массой мифов. А прошлой осенью «Октагон» прогремел на всю Россию из-за задержания главреда Игоря Рябова. ЕАН поговорил с ним об уголовном деле, его последствиях для редакции и будущем проекта.

— Игорь, осенью прошлого года ваше издание неожиданно оказалось в повестке из-за внимания силовиков. В рамках уголовного дела с вами проводили дознание. В тусовке много рассуждали о будущем «Октагона». Как те события сказались на работе издания?

— На данный момент уголовное дело, на основе которого все происходило, закрыто – и было закрыто еще в декабре. Ситуация связана с публикацией в telegram-канале, где я был эпизодическим автором. Конфликт улажен. Лично познакомился с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко, семья которого была пострадавшей стороной. Все претензии сняты, в том числе процессуально.

Игоря Рябова задержали в октябре 2023 года по уголовному делу о клевете. Силовиков заинтересовала публикация о возможной причастности Ирины Дрозденко – жены губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко – к финансированию ВСУ. Пост такого содержания в мае 2023-го появился в telegram-канале «Образ будущего», одним из администраторов которого называли Рябова.

Что касается в целом редакции. Нервными для всех были только два дня, но работа не прекращалась, а потом и вовсе все вопросы были сняты. Истории вокруг Telegram в последнее время шумные и неприятные, так что все напряглись. Но в данном случае история стояла особняком и конфликт улажен. Тусовка реагировала в основном на слухи, слухами живет по этому делу и до сих пор. Но я особо не разъяснял тусовке ситуацию, а слухи меня не беспокоят.

— Были ли претензии к другим сотрудникам издания? Нет ли у ваших коллег опасений, что теперь надо работать осторожнее, менее остро?

— Сейчас независимым СМИ, которые не получают указаний от представителей органов власти, как им работать, конечно, стало труднее. Это касается и работы с источниками информации, которые закрываются от общения, и усиленного надзора.

Мы делаем ставку на то, в чем обвинить сложно, пытаемся давать беспристрастный анализ событий. Но тем, которые могут вызвать аллергию у власти, конечно, стало гораздо больше.

Пресса должна работать на консолидацию общества. Но в интересах общества слушать разнообразные, а не унифицированные точки зрения. Наложила свой отпечаток и СВО со своими гласными и негласными правилами, но к фактору СВО мы относимся с пониманием.

Система контроля СМИ выстраивается таким образом, что пул лояльных государству СМИ создается через финансовые инструменты: прямое бюджетное финансирование, гранты, согласованные рекламные заказы. Остальным приходится бороться за выживание. Понятно, что мы не говорим о тех СМИ, которые получали иностранное финансирование и использовались как инструмент пропаганды против России.

— Почему об этом спрашиваю. На фоне уголовного дела наблюдатели стали предполагать, что «Октагон» может сменить формат, смягчить риторику или даже остановить работу. Но прошло уже полгода – перемен не видно. Вы планировали что-то менять в работе «Октагона»?

— В целом ничего не меняется. Базовые разделы, авторы остаются. Мы временно из-за общего кризиса остановили экспансию в ряд регионов, были сокращения объемов публикаций на этом направлении. Но мы и впредь будем делать ставку на социальные и мировые проблемы, увеличивать раздел блогов, сохраним присутствие на Урале и Дальнем Востоке. Главное — сохраним спектр авторов, экспертов и журналистов, с которыми работаем. Многие работают с нами как раз из-за понимания, что «Октагон» затрагивает темы, какие другие не могут.

— Какие, например?

— У нас хорошая международная аналитика, мы занимали принципиальную позицию по антиковидным ограничениям, критикуем ситуацию в образовании и медицине, будучи не связаны коммерческими обязательствами с бенефициарами рыночных отношений в социальной сфере.

— Вы сказали об остановке экспансии. Какие регионы были вам интересны? Это должна была быть сеть корпунктов по всей России? Или вы ограничились бы парой федеральных округов?

— У нас уже была создана и работала структура в Крыму, Питере, Сибири (Красноярск, Новосибирск), Дальнем Востоке и, конечно, на Урале. Сейчас у большинства региональных авторов, с которыми мы сохраняем хорошие отношения, есть возможность публиковать тексты о значимых процессах в своих регионах. Но от местной тематики в большинстве регионов мы отошли.

Сохранятся редакции в Москве, Екатеринбурге и Владивостоке. И на этой конструкции мы уже попробуем развивать проект с прицелом, что вернемся к прежним задачам. У нас хорошие показатели читаемости на сайте, в «Дзене» и VK. В целом они растут.

— Когда «Октагон» только создавался, вы анонсировали, что открываете «федеральное СМИ, которое будет отстаивать идеалы профессиональной журналистики». Прошло четыре года. Изданию удается соответствовать своим ценностям?

— Профессиональная журналистика сегодня держится на трех китах: хороший инсайд, хороший репортаж, хорошая подача. В целом в России проблемы есть по всем составляющим, но мы боремся, пытаемся соответствовать. Добавляем еще один ингредиент старой школы: лучшая новость – это новая мысль. У нас, как мне представляется, нет плохих материалов. Наши журналисты и авторы по-прежнему представляют две лучшие журналистские школы страны: московскую и уральскую.

Есть ограничения в реализации таких сложных жанров, как репортаж из горячей точки. Раньше мы это делали. У нас, например, работал звезда этого жанра Ростислав Журавлев. Он героически погиб в зоне СВО, будучи уже военным репортером «РИА Новости». Репортаж – это то, что надо возрождать, искать и выращивать мастеров этого почти утерянного жанра.

«Задача прессы - консолидация общества»: глава «Октагона» раскрыл, как его уголовное дело изменит работу издания. Интервью ЕАН

— К слову о состоянии рынка. Запуская «Октагон», среди своих конкурентов вы называли издания, которые сегодня по разным причинам заблокированы, признаны иноагентами или закрыты. На кого сейчас ориентируется и с кем конкурирует «Октагон»?

— Сейчас для всех главный конкурент – сама информационная среда. Значительную ее часть диктуют соцсети. На события нужно реагировать не только быстро, но и осмысленно. Конкурировать с соцсетями – большая ошибка многих СМИ. Всегда был в цене качественный анализ политической повестки, и, если ты будешь успевать и не терять в качестве, ты выиграешь конкуренцию.

К слову, СМИ, признанные иноагентами, не совсем ушли. Они продолжают оказывать влияние на информационное поле.

— Насчет конкуренции с соцсетями. Два года назад вы стали одним из первых СМИ, решившим перенести новостную ленту в соцсети – в Telegram. Тогда вы объясняли, что это попытка поймать тренд. Эксперимент удался?

— По большому счету, это была попытка механически скрестить традиционное СМИ и Telegram. По цифрам могло бы быть гораздо лучше, но причина, по которой СМИ уступают многим каналам, очевидна. СМИ нужно перепроверять информацию, тратить время и ресурсы на поиск дополнительной фактуры. Каналы более стремительны в силу большей безответственности. Стремительны и менее объективны по жанру. Это в том числе и подкупает читателя.

В Telegram много слухов и инсайдерской информации, написанных более раскрепощенным языком. По сути, это два разных мира: «слух-наброс» и проверенный эксклюзив. Те СМИ, у которых создана машина поиска и обработки эксклюзивов, успешны и в Telegram. Но все равно рано или поздно конкуренция между такими СМИ превращается в борьбу за самую жареную, скандальную новость.

В целом наш telegram-канал сейчас настроен на отражение контента с сайта. Но иногда мы будем и больше, чем раньше, давать оперативные эксклюзивы. Жанр «новости из мира информации» не работает, вторичный продукт неконкурентен – я имею в виду бесконечные копипасты изданий друг за другом ради погони за горячей сиюминутной темой. Информацию нужно искать и уметь находить.

— Как планируете меняться в дальнейшем? И о каких планах сейчас можете рассказывать?

— Мы сохраним свою занятую нишу аналитического издания, попробуем найти новых авторов в блоги. Будем развивать направление расследований, которые вывели совсем недавно в отдельный раздел. В случае благоприятных изменений на медиарынке и установления понятных правил игры со стороны властей будем развивать новые современные форматы.

Мы уже показали, как красиво подать в России президентские выборы. Следующий наш мультимедийный проект – выборы в Европарламент. Возможно, адаптируем наработки и под российские региональные выборы, если они, наконец, вернут к себе интерес. Так-то наша политическая жизнь стала более предсказуемой. Но, скорее всего, ненадолго.

— Европарламент? Звучит экзотично.

— Выборы в наш парламент пройдут чуть позже [в сентябре 2026 года]. За ключевыми событиями в мире мы следим.

Беседовал Игорь Сергеев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Что будем искать? Например,Человек

Мы в социальных сетях